Средства обучения

Таблицы «Мифы/Факты»

Только бензиновые двигатели могли производить достаточно ядовитых газов для убийства людей

 

Отрицатели Холокоста утверждают:

В результате исследовательской работы, проведенной американским отрицателем Холокоста Фридрихом Бергом, «знатоки холокоста» «так отчаянно защищают свою точку зрения», потому что у них имеется «ничтожно мало» доказательств факта убийства 1,5 миллиона евреев с помощью выхлопов дизельного двигателя в лагерях «Райнхард».

Знаем ли мы, какой тип двигателя использовался в лагерях смерти «Райнхард» и в газовых фургонах?

Мы не располагаем прямыми вещественными доказательствами касательно использовавшегося типа двигателя, поскольку все три лагеря были сожжены дотла, двигатели были куда-то перевезены, и так и не удалось обнаружить ни одного газового фургона. Поэтому наши знания основаны на показаниях очевидцев – как жертв, так и исполнителей. Надо признать, что иногда показания очевидцев о типе двигателя, использовавшемся в газовых камерах лагерей смерти, расходятся между собой. Некоторые очевидцы видели или слышали двигатели издалека, а потому не могли точно назвать тип двигателя. Другие обладали недостаточными техническими знаниями, в силу чего могли определить тип двигателя ошибочно, даже если видели его, а некоторые очевидцы, из лучших побуждений, просто воспроизводили информацию, которую они слышали от других.
Самым достоверным источником информации об использовавшемся типе двигателя являются люди СС, которые занимались установкой, эксплуатацией и техническим обслуживанием таких двигателей.  Другие, кто просто видел эти двигатели или работал недалеко от них, при определенных обстоятельствах также могут предоставить достоверную информацию.
В Собиборе:
Эсэсовцы Фриц Хёдл (Fritz Hödl) и Эрих Фукс (Erich Fuchs) работали «газмастерами» («газовыми специалистами») в Собиборе. Они отвечали за установку, техническое обслуживание и эксплуатацию двигателей в газовых камерах.
  • На судебном заседании в 1963 году мнения этих двух человек по поводу конкретной модели двигателя и объему лошадиных сил разошлись, однако оба они согласились с тем, что это был бензиновый двигатель. 
  • Фукс отдельно указал на то, что использовавшийся в Собиборе двигатель был оснащен карбюратором, который отсутствует в дизельных двигателях: «Мы выгрузили мотор. Это был тяжелый бензиновый двигатель (предположительно, от танка или грузовика) русского производства мощностью около 200 л.с. (карбюраторный двигатель с восемью цилиндрами и водяным охлаждением). Мы установили двигатель на бетонное основание и подсоединили трубу к выхлопному отверстию. Сначала он не работал. Я отремонтировал зажигание и клапан, и двигатель внезапно завелся. Химик, которого я уже знал по Белжецу, взял измерительный прибор и пошел в газовую камеру, чтобы измерить концентрацию газа».
Следовательно, мы можем прийти к обоснованному выводу о том, что двигатель, использовавшийся в Собиборе, был бензиновым.
В Белжеце:
  • Мы не располагаем свидетельскими показаниями эсэсовцев о двигателях, использовавшихся в Белжеце.
  • Офицер СС Курт Герштайн (Kurt Gerstein), который приезжал в лагерь в августе 1942 года, описывал использовавшийся двигатель как дизельный. Однако он лишь слышал, как работает двигатель, но не видел его, поэтому его показания не совсем убедительны. 
Однако два других очевидца событий не только видели, но и прикасались к двигателю в Белжеце.
  • Рудольф Редер (Rudolf Reder) – один из двух выживших узников из более 600 000 евреев, убитых в Белжеце, – в 1944 году подал заявление в Специальную комиссию по расследованию фашистских преступлений. Он заявил о том, что каждый день приносил по 4-5 канистр с бензином (kanistry benzyny) в отсеки для двигателей в газовых камерах. Двигатель он описал как «maszyna/motor pedzony benzyna» (мотор, работающий на бензине).
  • Польский электрик по имени Казимеж Черняк (Kasimierz Czerniak), который в 1942 году участвовал в строительстве газовых камер и навеса для двигателей, также определил тип двигателя, как бензиновый.
  • Оба очевидца, говоря о бензине, использовали польские слова (benzyny/benzyna) и не упоминали слово «дизель», который по-польски звучит как olej napedowy.
Таким образом, Герштайн, который слышал, но не видел двигатель в лагере смерти в Белжеце, заявил о том, что это был дизельный двигатель. Двое других очевидцев, которые видели двигатель, говорили о бензиновом двигателе. Более убедительное доказательство (представленное двумя разными людьми, независимо друг от друга) ясно указывает на то, что использовавшийся в Белжеце двигатель был бензиновым.
В Треблинке:
Возможно, в Треблинке использовалось два дизельных двигателя. Эсэсовец Густав Мюнцбергер (Gustav Münzberger), который работал в лагере в зоне истребления, после окончания войны дал следующие показания:
  • «Когда все камеры заполнялись необходимым количеством евреев – около 3000, тяжелые деревянные двери запирались с помощью железных болтов. Затем я проходил по коридору, открывал дверь в отсек для двигателя и подавал знак Шмитцу или Зэнкеру, чтобы они запускали двигатели. Двигатели от русского танка Т-34 запускали трое украинцев и один еврей. Двигатели потребляли много дизельного топлива. Дизель в 20-литровых канистрах Шмидт приносил из гаража, который находился в нижней части лагеря. Вся процедура занимала двадцать минут. . . Затем украинцы открывали двери в коридоры, и я переходил в западную часть здания. Там я следил за опустошением и уборкой камер. Одновременно камеры проветривались. Все это длилось около сорока минут».

Вывод

На основании свидетельских показаний эсэсовцев, которые занимались установкой и эксплуатацией двигателей, а также показаний выжившей жертвы Холокоста и постороннего свидетеля, которые имели доступ к двигателям, мы можем сделать обоснованный вывод:
  • В Собиборе использовался бензиновый двигатель.
  • В Белжеце использовался бензиновый двигатель.
  • В Треблинке использовались два дизельных двигателя.
  • По крайней мере, некоторые из газовых фургонов были оснащены бензиновыми двигателями.
При изучении надежных доказательств касательно типов двигателей, использовавшихся в лагерях и газовых фургонах, становится очевидным тот факт, что ответственные исследователи Холокоста не «уклонялись», не «искажали» и не «фальсифицировали» доказательства в ответ на «правдивые заявления» отрицателей Холокоста. Изменение своего рассказа «специалистами по Холокосту» в ответ на аргументы своих оппонентов, что так рьяно осуждается отрицателями Холокоста, есть не что иное, как нормальная и необходимая корректировка исторических данных по мере выявления более точной информации и фактов.